Хасуха Магомадов

Discussion in 'Чеченцы' started by Grozny, 7/5/13.

  1. Grozny

    Grozny

    Messages:
    83
    Likes Received:
    25
    Trophy Points:
    8
    Пара фактов об абреке Хасухе...
    Хасуха Магомадов — последний абрек в СССР.

    Однажды скрываясь, по волчьим тропам, он подошел к с. Новолак (Бони-Аул) и услышал танцевальную музыку.
    Хасуха припрятал в кустах свое оружие и спросил у первого встречного: «Женился ли кто?» В ответ ему сказали: «Земляк, у нас радость. Сегодня чеченцев выслали. Поэтому мы сделали «ловзар» ... Хасуха вернулся назад, забрал свое оружие и убил 41 участника вечеринки (со слов жителя аула).

    Старики рассказывали, что Хасуха Магомадов умудрялся даже во время ссылки нашего народа посылать весточку в Казахстан такого рода: «Не вся Чечня завоевана, один гектар земли у меня».
     
    abdulla likes this.
  2. xexo

    xexo Борз

    Messages:
    185
    Likes Received:
    21
    Trophy Points:
    18
    Про него много говорят и ешё больше пишут.
     
  3. Grozny

    Grozny

    Messages:
    83
    Likes Received:
    25
    Trophy Points:
    8
    Так хорошо, что пишут и говорят.
     
  4. Masud

    Masud

    Messages:
    307
    Likes Received:
    124
    Trophy Points:
    43
    F1:
    Cудьба последнего чеченского абрека Хасухи Магомадова во многом схожа с судьбой знаменитого Зелимхана Харачоевского.

    Одна причина побудила их уйти в абреки — несправедливость властей.
    Оба были храбры, отчаянны, отличались находчивостью и интуицией. Зрелость Хасухи пришлась на 1930-е годы, когда огромную страну накрыла волна репрессий.
    Не было уголка, куда не дотянулась бы карающая рука НКВД.
    Крестьян, рабочих, политиков, писателей, ученых без суда и следствия бросали в тюрьмы, пытками выбивали признания в несовершенных преступлениях, а затем отправляли на долгие годы в лагеря или казнили.

    Мощному тоталитарному государству почти сорок лет в одиночку противостоял чеченец Хасуха. За мужество и дерзкие подвиги заслуживает он вечной памяти нашей и поклонения.
    «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой», — сказал великий Гёте. Как будто о нем, о Хасухе.

    В течение сорока лет каждый день шел он на смертельный, неравный бой во имя жизни и свободы.
    Ради любимой семьи, братьев и сестер. За вольный край и гордый, независимый народ.

    Хасуха выбрал путь, который мало кому по силам. С семьей он мог встречаться только раз в несколько месяцев, а то и в год. Ночевал где придется: в пещерах, в лесу, в степи.
    И всегда настороже: спал исключительно на спине, поставив ногу на ногу. Едва засыпал, правая нога соскальзывала, и он открывал глаза.
    Сырая земля, огромное и не всегда приветливое небо, холодные камни служили ему постоянным жилищем. От непогоды, дождя и мороза согревала бурка, с которой Хасуха не расставался.
    Ел что придется, где удастся, часто голодал.

    Это была жизнь человека вне закона, которого преследовали изо дня в день, из года в год.
    На его поиски снаряжались целые экспедиции, которые, разбив в лесу лагерь, по пять-шесть месяцев прочесывали окрестности. К нему подсылали провокаторов. Вели разведку местности с вертолетов.
    Устраивали засады там, куда он мог зайти в гости. Высылали из Чечни целые семьи, подозреваемые в связи с ним.

    А Хасуха свободно передвигался под носом у своих врагов, писал им записки, чтобы не преследовали его, если хотят жить.
    Находясь в постоянной опасности, на грани жизни и смерти, он учился быть осторожнее зверя: ухо его стало чутким, глаз — зорким, походка — неслышной, а интуиция — безупречной.
    Сама по себе смерть не пугала Хасуху. Но и отдавать без боя право свободно ходить по своей земле он не собирался.
    Конечно, ему хотелось жить иначе, ведь участи изгоя, скитальца не пожелаешь и врагу.
    Однако Хасуха стоически переносил невзгоды, считая, что на всё воля Аллаха. Верующий с детства, он всю жизнь, где бы ни находился — в лесу или в поле, в холод и зной молился, совершая намаз.
    Каждый раз во время намаза скиталец просил Аллаха простить его за грехи и не дать попасть живым в руки врага.
    Вера помогала, поддерживала.

    Он походил на матерого волка из чеченской легенды, который преданный своей земле, упрямо стоит против жестокого и беспощадного ураганного ветра, сдирающего с него шкуру.
    Если бы абрек поведал обо всем, что пришлось испытать ему с того дня, когда пустился он в бега, то в этой исповеди было бы столько горечи и печали, что хватило бы на сотню человек, считающих судьбу свою трагической.

    Хасуха был очевидцем многих преступлений, совершаемых первым в мире государством рабочих и крестьян против своих граждан.
    И он мстил этой власти всеми доступными средствами.
    Власть в долгу не оставалась. Чеченский народ, объявленный в 1944 году преступным и депортированный в Сибирь и Среднюю Азию обреченный на вымирание, до дна испил горькую чашу, но смог вернуться на родину через тринадцать тяжелых лет.

    Хасуху Магомадова, последнего из абреков, преследовали до конца жизни. И даже по смертно.
    Убийство больного, умирающего старика было представлено как ликвидация закоренелого, опасного преступника.

    Так, в 1976 году редактор республиканской газеты «Грозненский рабочий» Д. Безуглый под псевдонимом Д. Корнилов опубликовала статью «Под сенью Корана», в которой представил Хасуху Магомадова бандитом с большой дороги и врагом Советской власти.
    Каждый печатный орган времен Советов был рупором официальной политики и идеологии. Но «Грозненский рабочий» при Д. Безуглом, сотруднике КГБ, стал откровенно шовинистическим.

    Печатному слову в то время очень верили.
    Руководимая же Безуглым газета могла сфальсифицировать материал против любого уважаемого или высокопоставленного чеченца или ингуша, готовила такой материал, как правило, с ведома и по поручению КГБ.

    Зная, как скорбит народ о Хасухе, автор статьи попытался очернить героя, приписав ему участие в заговоре с целью свержения Советской власти и в восстании горцев,
    требовавших отделения Кавказа от Советского Союза, и убийство пятидесяти трех партийных административных работников (умолчав при этом, что Хасуха тем самым спасался от верной гибели и мстил за преступления).
    Сила партийной прессы, за которой стояло государство, в то время была такова, что мало находилось смельчаков выступить против нее.

    Тем не менее после выхода статьи «Под сенью Корана» редактор молодежной газеты «Комсомольское племя» Руслан Караев посмел выразить свое несогласие с положениями и выводами публикации.
    И тотчас лишился должности.

    Хасуху власти объявили врагом чеченского народа.
    Но сами чеченцы сохранили в памяти иной образ отважного абрека.
     
    xexo likes this.
  5. Masud

    Masud

    Messages:
    307
    Likes Received:
    124
    Trophy Points:
    43
    F1:
    1939 год — начало всех бед и несчастий Хасухи.
    В один из летних дней его мать и сестра были в поле на прополке кукурузы. Истошные крики, доносившиеся со стороны села, отвлекли их от работы.
    Мать, почувствовав недоброе, поспешила к дому. Сестра осталась в поле, но, не дождавшись матери, побежала в село.
    Сердце подсказывало: случилась беда.

    Вскоре она узнала, что от руки брата погиб односельчанин.
    Убитый доводился Магомадовым дальним родственником, но даже это не могло отменить законы гор. Отныне Хасуха становился кровником для родственников покойного, хотя тот перед смертью сказал, что в случившемся виноват сам.
    Чтобы не дать повода думать, будто он, Хасуха, без стеснения и уважения к родным погибшего разгуливает по селу, Магомадов пошел в дом своего друга и рассказал ему обо всем.
    Убитый оказался, к несчастью, родным братом хозяйки дома. Друг Хасухи стоял перед нелегким выбором — принимать у себя обидчика родни или нет, но победила мужская дружба.

    «Жена, забирай все что хочешь и уходи. Мой друг стал вашим кровником. И если ты будешь здесь, он не сможет приходить ко мне. Поэтому я развожусь с тобой. Мы больше не муж и жена.
    Спасибо, что ты однажды согласилась переступить порог моего дома», — поблагодарил он мать своих детей.
    Таков был горский обычай. Женщина, ставшая жертвой обстоятельств, вернулась в родительский дом, где в это время был тезет.

    Дело передали в шариатский суд.
    Хасуху признали невиновным.
    Простили его и родственники погибшего, согласившись с решением суда. Кровная месть была снята.
    Но согласно адату Хасуха до конца своей жизни обязан был уважительно относиться к родным и близким покойного и, если в состоянии, помогать им материально, особенно семье, оставшейся без кормильца.
    Но если тот, от чьей руки погиб человек, похвастается содеянным, скажет неуважительное слово, совершит бестактный поступок в отношении погибшего или его родственников, тогда от кровной мести ему не уйти.

    В горах обид не прощают.
    Все обычаи горцев Хасуха соблюдал, как положено, всю жизнь.
    Он тяжело переживал трагическое происшествие: стал реже появляться в селе, чтобы не быть живым напоминанием об этой трагедии, старался обходить стороной родственников несчастной жертвы.

    Однако если родственники погибшего простили Хасуху, то представители власти, всегда искавшие повод покарать всякого, кто придерживался старинных обычаев, воспользовались этим случаем.

    Хасуху арестовали и увезли в грозненскую тюрьму.
    Там за короткий срок он испытал столько несправедливости, унижений и оскорблений, что до конца своих дней возненавидел власть и так называемых блюстителей и стражей закона.
    Он решил любыми путями вырваться на волю.

    Говорят, как-то Хасуха спросил одного из охранников, можно ли убежать из этой тюрьмы. Тот ответил:
    — За сто с лишним лет отсюда удалось сбежать только одному человеку — абреку Зелимхану.
    — Значит, я буду вторым, — уверенно произнес Хасуха.
    — Не такие пытались, да на тот свет отправлялись, — усмехнувшись, сказал охранник, взглянув на повеселевшего заключенного.

    Через несколько дней Хасуа исполнил свой замысел.
    Он сумел разоружить охранника и с помощью этого оружия расчистить себе путь на волю.
    Выйдя за ворота, он бросился в Сунжу, на берегу которой находилась тюрьма. С тех пор Хасуха предпочитал скоре умереть, чем попасть в руки узаконенного беззакония.
     
    xexo likes this.
  6. abdulla

    abdulla

    Messages:
    19
    Likes Received:
    8
    Trophy Points:
    3
    Однажды, во время очередного допроса у председателя местного КГБ, в комнату зашел старый знакомый Хасухи – подполковник Буканов. Он был уже в ранге полковника. Буканов узнал абрека, зло взглянул на него, но вспоминать старую историю не стал.

    Прошел год.
    Как-то зимой Хасуха зашел в столовую в Гудермесе и снова увидел Буканова.
    Тот сидел за столом с двумя высокопоставленными чиновниками в папахе, подаренной ему Хасухой при столь памятных обстоятельствах.
    Увидев абрека, полковник растерялся и полез в карман за оружием.
    Но Хасуха опередил его и хладнокровно застрелил всех троих. Затем забрал свою папаху и ушел.
     

Share This Page